May 7th, 2010

(no subject)

Как известно с подачи россйиской власти, при Путине сложилась традиция - носить георгиевские ленты на день Победы. А теперь давайте подумаем, чем это обусловлено, и стоит ли это нам делать?

В СССР существовала традиция носить на День Победы, как и все государственные праздники красную ленту. И это понятно. Знамя Победы - красное, флаг СССР - государства победившего фашизм и освободившего Европу - красный. А что таоке георгиевская лента - это лента гвардейских частей российской и советской. Это лента нескольких орденов и медалей. Так спрашивается можем ли мы ее носить? За это право участники войны проливали кровь. И сейчас, чтобы часть признали гвардейской ей необходимо отличиться. А мы, получается, своим повсеместным их ношением обесцениваем сам этот принцип.
тем более я считаю, что власти специально придумали это акцию, чтобы забыть: именно при социализме была создана победа. И знамя Победы и флаг СССР - красные. Под ним умирали и сражались, одерживали Победы.

Года два назад я сам носил георгиевскую ленту, и не осуждаю тех кто носит ее сейчас. Нов прошлом году я понял - это кремлвескйи флешмоб, призванный - обесценить саму Победу, и предать забвению, что государство победитель было социалистическим. Тем более одна георгиевская лента, без других символов - вообще ничего незначит. Она и в царской армии использовалась, которая войну, как раз проиграла.

Может кто то со мной не согласится?
 

По мнению президента РФ Д. А. Медведева Великая Отечественная война - это битва преступников

   Вот услышал сегодня, что Медведев назвал Сталина преступником. Мол, преступлением его нет прощения. И войну оказывается выиграл народ, а Сталин тут ни причем. и Советские военачальники тоже. Собрался сам народ в кучу, никто им не руководил, и не упрвалял и одержал Победу. И социалистическая экономика оказывается здесь никакой роли не сыграла. Хотя ведь именно промышленный потенциал, созданный Сталиным, войну выиграть позволил. И плакаты с изображением верховного главнокомандующего, првиедшего армию к Победе вешать нельзя. 

   Вообщем иначе, как бредом сумасшедшего я эти слова назвать не могу. Праздновать Победу, говоря, что это народ сам, без руководителей ее одержал - это неверно.   Интересно, вот если режим Путина и "Единой России" до 70-летия Победы протянет, что "медведи" еще такое сделают, чтоб нормальным людям праздник испортить. наверно на 70-летие Победы Власова с Красновым реабилитируют.

Хотя чему удивляться: ведь у власти люди, провозгласившие государственным флагом, флаг под которым Власов на стороне Гитлера воевал.   

  Вообще эта ситуация, когда разные либералишки, будь они президентами РФ, или недостреленными диссидентами вроде Новодворской,  Сталина обругать пытаются, напоминает басню про слона и моську.  

  Самим то похвастаться нечем. Армию до такого состояния довели, что сейчас уж точно войну бы такую не выиграли. Страну разорили и в кризис ввергли. 

   Вот и гавкают они на нашу славную историю. Раз самим похвастасться нечем, значит надо прошлые достиждения опустить. а то на их фоне единороссы совсем карликами и неудачниками кажутся 

 

    

   

Что говорили о Сталине.

 Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий):



"Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину".



Георгий Константинович Жуков, член Ставки Верховного Главнокомандования, первый заместитель наркома обороны СССР, заместитель Верховного Главнокомандующего:



"Как военного деятеля И. В. Сталина я изучил досконально, так как вместе с ним прошел всю войну. И. В. Сталин владел вопросами организации фронтовых операций и операций групп фронтов и руководил ими с полным знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах... В руководстве вооруженной борьбой в целом И. В. Сталину помогали его природный ум, богатая интуиция. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную крупную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим".

(Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1969, с. 295—297).



Иван Христофорович Баграмян, маршал Советского Союза:



"В тот памятный вечер, оставивший у меня неизгладимое впечатление, И. В. Сталин не раз по ходу доклада и в процессе его обсуждения также разъяснял нам, как наилучшим образом использовать боевые свойства пехоты, танков, авиации в предстоящих летних операциях Красной Армии. (...) Из Кремля я вернулся весь во власти новых впечатлений. Я понял, что во главе наших Вооруженных Сил стоит не только выдающийся политический деятель современности, но также и хорошо подготовленный в вопросах военной теории и практики военачальник".

(Баграмян И. Х. Так мы шли к победе. М., Воениздат, 1977, с. 59, 61, 300).



Александр Сергеевич Яковлев, советский авиаконструктор, генерал-полковник:



"Сталин четко и целеустремленно поставил перед нами ряд задач и указал, как их осуществить. Он внес поправки в некоторые мероприятия, предложенные наркоматом по эвакуации заводов, причем осмотрительно исходил и из возможностей железнодорожного транспорта".



"После обсуждения конкретных вопросов, связанных с работой наших конструкторов и заводов в эвакуации, разговор перешел на общие темы о войне, о последних событиях, о наступлении гитлеровцев. Сталин рассматривал тяжелое положение, в котором находились тогда наша страна и армия, довольно трезво. Он не придавал решающего значения тому, что немцы уже захватили большую часть нашей территории и подошли совсем близко к Москве. Он говорил, что все равно немцы не смогут выдержать такого напряжения длительное время и что в этом смысле наши возможности и наши неограниченные ресурсы безусловно сыграют решающую роль в победе над врагом".

(А.С. Яковлев "Цель жизни" (записки авиаконструктора). Изд. 3-е доп., М., Политиздат, 1972)



Дмитрий Федорович Устинов, нарком, затем министр вооружения СССР 1941 - 1953:



"Сталин обладал уникальной работоспособностью, огромной силой воли, большим организаторским талантом. Понимая всю сложность и многогранность вопросов руководства войной, он многое доверял членам Политбюро, ЦК, ГКО, руководителям наркоматов, сумел наладить безупречно четкую, согласованную, слаженную работу всех звеньев управления, добивался безусловного исполнения принятых решений. При всей своей властности, суровости, я бы сказал жесткости, он живо откликался на проявление разумной инициативы, самостоятельности, ценил независимость суждений... Он поименно знал практически всех руководителей экономики и Вооруженных Сил, вплоть до директоров заводов и командиров дивизий, помнил наиболее существенные данные, характеризующие как их лично, так и положение дел на доверенных им участках".

(Устинов Д. Ф. Во имя победы. М., 1988, с. 90, 92).



Андрей Андреевич Громыко, посол СССР в США 1943 - 1946, постоянный представитель СССР при ООН 1946 - 1948:



"Что бросалось в глаза при первом взгляде на Сталина? Где бы ни доводилось его видеть, прежде всего обращало на себя внимание, что он человек мысли. Я никогда не замечал, чтобы сказанное им не выражало его определенного отношения к обсуждаемому вопросу. Вводных слов, длинных предложений или ничего не выражающих заявлений он не любил. Его тяготило, если кто-либо говорил многословно и было невозможно уловить мысль, понять, чего же человек хочет. В то же время Сталин мог терпимо, более того, снисходительно относиться к людям, которые из-за своего уровня развития испытывали трудности в том, чтобы четко сформулировать мысль".



Уинстон Черчилль, премьер-министр Великобритании 1940-1945:



"...Это большая удача для России в ее отчаянной борьбе и страданиях - иметь во главе великого и строгого военноначальника. Он - сильная и выдающаяся личность, соответствующая тем мрачным и бурным временам, в которые его забросила жизнь, человек неистощимой храбрости и силы воли, прямой и даже резкий в речах, против чего, я, воспитаный в Палате Общин, совсем не возражаю, особенно когда мне самому есть что сказать. Прежде всего, он - человек, обладающий тем спасительным чувством юмора, которое необходимо всем людям и народам, в особенности великим людям и великим народам. Сталин произвел на меня впечатление глубокой, холодной мудростью, полностью лишенной всякого рода иллюзий. Я полагаю, что мне удалось убедить его в том, что мы будем хорошими и преданными товарищами в этой войне - но, в конце концов, все решают не слова, а конкретные дела".

(Черчилль У. Речь в палате общин 8 сентября 1942 года).





Энтони Иден, министр иностранных дел Великобритании 1940-1945:



"Сталин изначально произвел на меня впечатление своим дарованием, и мое мнение не изменилось. Его личность говорила сама за себя, и ее оценка не требовала преувеличений. Ему были присущи хорошие естественные манеры, видимо, грузинского происхождения. Я знаю, что он был безжалостен, но уважаю его ум и даже отношусь к нему с симпатией, истоки которой так и не смог до конца себе объяснить. Вероятно, это было следствием прагматизма Сталина. Быстро забывалось, что ты разговариваешь с партийным деятелем...".

(Э. Иден. The Eden Memoirs. Facing the Dictatiors. London, 1962, p. 153).





Шарль Де Голль, первый президент Пятой Республики 1959 - 1969. лидер французского сопротивления:



"Имя Сталина навсегда останется связанным с памятью о великой борьбе, которую народы СССР, французский народ и союзные народы совместно довели до Победы".

"Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел "приручать" своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений. Сталинская Россия - это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено".

(Де Голль Шарль. Военные мемуары. Кн. II.)